Георгий Рюриков (barson) wrote,
Георгий Рюриков
barson

Categories:

Откуда Рюриковы пошли есть



***


      Почти всякий раз, когда мне приходится называть незнакомым людям свою фамилию, я слышу стандартный вопрос: «Ого, из Рюриковичей, что ли?» – Ага, «очень приятно, царь»…

      А на самом-то деле как?


***


      Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами". И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде...



      Ниточки, ведущие к происхождению фамилии Рюриковых, ведут действительно в Новгород. Но только в Нижний. Из Нижнего Новгорода был родом мой прадед, Николай Иванович Рюриков. В Нижнем Новгороде, на Тихоновской улице (ныне ул. Ульянова) в Сретенской церкви служил дьяконом мой прапрадед, Иван Александрович Рюриков. В губернский город он перебрался из Тольского Майдана, села в Лукояновском уезде, что на юге Нижегородского края. Там, в Троицкой церкви, служили священниками его отец, дед и прадед.

      Построена эта церковь была в 1799 году, и обслуживала два прихода. Первым её священником был Иоанн Добролюбов, прадед известного литературного критика Н. А. Добролюбова. В ней же служил священником Фёдор Степанов, он, кстати, тоже приходится Н. А. Добролюбову прадедом по другой линии. Одного из сыновей Фёдора Степанова звали Пётр. Как гласит семейное предание, в семинарии за отлично написанный реферат про княжение Рюрика он получил фамилию Рюриков, которую и передал своим потомкам… Так, с лёгкой руки начальника семинарии, и ношу я (и мои родственники) причудливую «княжескую» фамилию.

      Сестра Петра Фёдоровича Рюрикова, Мария Фёдоровна, вышла замуж за дьякона Ивана Ивановича Добролюбова, сына уже упоминавшегося священника. Их сын, Александр Иванович Добролюбов, получил приход в Нижнем Новгороде; и дом его на Лыковой дамбе – благодаря его знаменитому сыну – сейчас является музеем.

      Второй раз породнились Рюриковы с Добролюбовыми, когда Александр Петрович Рюриков (сын Петра Фёдоровича Рюрикова и тоже священник в Тольском Майдане) женился на Александре Ивановне Добролюбовой, сестре Александра Ивановича Добролюбова (и тётке Н. А. Добролюбова). Брат Александра Петровича, Иван Петрович Рюриков, был старше Н. А. Добролюбова на несколько лет и учился вместе с ним в семинарии.

      У Александра Петровича была большая семья, о его детях и их потомках, наверное, имеет смысл рассказать по отдельности (хотя о всех, наверное, не получится). Из его сыновей один стал священником, один – дьяконом, один – учителем, один – врачом…


***


      В историческом центре Нижнего Новгорода, – на Верхневолжской набережной, в части её, выходящей к Кремлю, стоит красивое здание, в котором до революции находилась контора пароходства «Волга», а в наше время – Дом архитектора. (Он вплотную примыкает к зданию медицинской академии, где до революции располагалась Нижегородская духовная семинария, в которой учились... впрочем, там училось много и других ставших впоследствии известными людей). В Доме архитектора работает Зоя Александровна Рюрикова, прапраправнучка Александра Петровича Рюрикова и моя пятиюродная сестра. У неё свое небольшое архитектурное бюро.

Нижегородская медицинская академия (слева – Дом Архитектора)

      С Зоей Рюриковой я познакомился в свой первый визит в Нижний Новгород (это было в 2008 году). Мы договорились с ней встретиться у памятника Чкалову. Она меня признала сразу, а я её – нет, хотя и не подал виду. Зоя показала мне город, и она же сводила меня в музей Добролюбова на Лыковой дамбе, где под лестницей висит огромное генеалогическое древо Добролюбовых, Рюриковых и ещё нескольких семей, тесно сплетённых друг с другом. Зоя призналась мне, что сама идёт в этот музей в первый раз. Что ж, себя я на этом древе нашёл, а вот Зои (и всей её ветки) там не оказалось...

      В Нижнем же Новгороде живёт Татьяна Павловна Виноградова[1] – замечательный человек, благодаря которому я знаю многое про историю моей семьи. Татьяна Павловна, потратив часть своей жизни на преподавание сопромата, в какой-то момент заинтересовалась тем фактом, что состоит в родстве с Добролюбовым. С этого началась её кипучая и плодотворная деятельность в области истории и краеведения, одним из результатов которой является её книга «Нижегородская интеллигенция. Вокруг Н. А. Добролюбова».

      С Виноградовой познакомила меня тоже Зоя. Татьяна Павловна встретила меня исключительно гостеприимно и радушно, несколько раз спросила, не обижен ли я, что она по-простому «принимает меня на кухне»… Должен сказать, что кухня её (где на меня всё время падала какая-то маленькая полочка, под которой я сидел) в присутствии хозяйки была наполнена таким замечательным человеческим теплом и участием, что её смело можно было назвать одним из самых уютных мест на Земле...
Дом-музей Н. А. Добролюбова (2008 г.)

      В информационном плане эта поездка была для меня настоящим прорывом. Книга Т. П. Виноградовой, в которой подробно рассказывалось о моих предках, огромное красочное генеалогическое древо — всё это так отличалось от скупых и разрозненных воспоминаний моего деда и моей мамы! С удивлением обнаруживал я на древе многих известных людей, – например, академика Стеклова[2], известного математика, лицо которого мне запомнилось с детства по портрету, который висел у нас в классе (он сын сестры Н. А. Добролюбова – Екатерины Александровны)... Здесь и знаменитый дирижёр Геннадий Рождественский[3] (он правнук деверя Анны Александровны, другой сестры Н. А. Добролюбова). На этом же древе можно найти и саму Т. П. Виноградову, – ведь она правнучка Александра Петровича Рюрикова… Можно найти там и многих других интересных людей, о которых пойдёт речь впереди, и многих, о которых речь не пойдёт...

      Но вернёмся к детям А. П. Рюрикова.


***


      Одному из его сыновей – Владимиру Александровичу Рюрикову – Зоя приходится праправнучкой. Он тоже был священником. Сын Владимира Александровича, протоиерей Николай Владимирович Рюриков[4] (Зое он приходится прадедом), имел мужество активно проповедовать свою веру в сложное для церкви послереволюционное время. По статье о контрреволюционной агитации его осуждали дважды – в 1927 и в 1937 гг. За первым последовала ссылка в Восточную Сибирь на три года, за вторым – десятилетний срок лагерей. Николай Владимирович скончался в Локчимлаге в 1943 году. В 2007 году Православной церковью он как новомученик причислен к лику святых. Так что у нас в семье есть даже свой святой.

Иван Александрович Рюриков

      Другой сын Александра Петровича Рюрикова – мой прапрадед, дьякон Сретенской церкви в Нижнем Новгороде Иван Александрович Рюриков, которого я упоминал в самом начале.

      Как известно, дети священнослужителей в значительной мере пополнили ряды внесословной интеллигенции, которую советская историография называла «разночинцами». Конец XIX – начало XX века, Нижний Новгород... Это время революционных кружков, время творчества А. М. Горького и Н. А. Добролюбова (тоже, кстати, сына священника), время борьбы за социальную справедливость, борьбы, которую позже назовут революционной...

      Старший сын дьякона Ивана Рюрикова, Борис, отучившись в духовной семинарии, не захотел следовать по родительскому пути, и уехал в Казань, где поступил в ветеринарный институт. Но уже со второго курса он был из института исключён за активное участие в революционных кружках. Проведя несколько месяцев в казанской тюрьме, вернулся он в Нижний Новгород сильно ослабленным и с больным сердцем. Впрочем, это не помешало ему сблизиться с местными социал-демократами, которые составляли окружение А. М. Горького, и активно участвовать в их деятельности. Результат – взятие под стражу и заключение в Нижегородский острог. Здоровье его ухудшилось ещё сильнее, и через два месяца его освободили уже в очень плохом состоянии. Спустя несколько дней он умер.


      Биография молодого революционера, погибшего в результате (как было принято писать в годы моего детства) «заключения в царских застенках», – тоже своего рода икона, но, разумеется, в рамках своей идеологии. Похороны Бориса Рюрикова стали чем-то вроде политической демонстрации. Принято считать, что именно этот эпизод лёг в основу сцены похорон революционера Егора Ивановича из романа Горького «Мать». Позволю себе процитировать небольшой фрагмент:

      Над могилой встал высокий молодой человек без шапки, с длинными волосами, чернобровый, бледный. И в то же время раздался сиплый голос начальника полиции:
      — Господа...
      — Товарищи! — громко и звучно начал чернобровый.
      — Позвольте! — крикнул полицейский. — Объявляю, что не могу допустить речей...
      — Я скажу всего несколько слов! — спокойно заявил молодой человек. — Товарищи! Над могилой нашего учителя и друга давайте поклянёмся, что не забудем никогда его заветы, что каждый из нас будет всю жизнь неустанно рыть могилу источнику всех бед нашей родины, злой силе, угнетающей её, — самодержавию!
      — Арестовать! — крикнул полицейский, но его голос заглушил нестройный взрыв криков:
      — Долой самодержавие!
      Расталкивая толпу, полицейские бросились к оратору, а он, тесно окружённый со всех сторон, кричал, взмахнув рукой:
      — Да здравствует свобода!
      ...

Нижегородский острог (2008 г.)

      Не только старший сын дьякона Ивана Рюрикова отличался политической неблагонадёжностью. Дочь Юлия – самая младшая из его детей – начала привлекать к себе внимание полиции, ещё будучи гимназисткой. Кружки, листовки, «неблагонадёжные» знакомства, собрания (в которых участвовал и её старший брат Николай) – всё это, видимо, доставляло много опасений и хлопот пожилому дьякону. Решительная и своенравная, Юлия Рюрикова в двадцатилетнем возрасте отправляется в Швейцарию и поступает в Женевский университет на медицинский факультет. Успешно окончив курс, она вернулась в Россию с двумя детьми (их отцом был писатель Сергей Терентьевич Семёнов[5], с которым Юлия Ивановна познакомилась в Швейцарии).

      Правнук Юлии Ивановны – Кирилл Рюриков (увлечённый живописью юрист) – живёт в Москве. Мне он приходится четвероюродным братом. Его отец – дипломат Дмитрий Рюриков[6], а дед – литературный критик и публицист Борис Рюриков[7] (сын Юлии Ивановны).

Николай Иванович Рюриков

      Ну, Николая Ивановича Рюрикова, моего прадеда – ещё одного сына дьякона Ивана Рюрикова, – я упомянул уже, кажется, дважды. Пришло время рассказать и про него.

      Учиться он поехал в Московский Университет; окончив курс, стал преподавателем. Был учителем в гимназии, сначала в Бежецке (Тверская губ.), потом в Данкове (Рязанская губ.), преподавал историю и словесность. В должности учителя гимназии он встретил революцию, и добросовестно продолжал работать уже в советской школе. О его отношении к совершившимся переменам сейчас судить сложно. Есть указания на то, что его симпатии были на стороне партии меньшевиков, но Советской власти он был вполне лоялен. (Однажды, правда, он в шутку пожаловался моей маме, что-де до революции он был «ваше высокоблагородие», а стал «шкраб»).

      В двадцатые годы Николай Иванович ушёл из школы в библиотечные работники и перебрался в Москву (был заведующим Пушкинской библиотеки на Спартаковской, потом до самой пенсии работал в библиотеке им. Покровского на тогдашней Большой Коммунистической).

      В первом браке (с Зинаидой Ивановной Соколовой) у Николая Ивановича родилось (ещё до революции) двое детей – Зоя и Георгий. Впоследствии Николай Иванович разошёлся с женой, Зинаида Ивановна вышла замуж за известного педагога и общественного деятеля Альберта Петровича Пинкевича[8], – в этой семье и рос мой дед, Георгий Николаевич Рюриков (Зоя Николаевна жила с отцом).


***


      От Пинкевича в нашей семье остался альбом с фотографиями, чудесный книжный шкаф с выдвижными застеклёнными дверцами («шведско-американская мебель») и огромный дорожный шкаф-чемодан, в котором мы до сих пор храним зимние вещи в тёплое время года.

      В 1937 году Альберт Петрович получил «10 лет без права переписки», и только в пятидесятые стало известно, что на самом деле он был расстрелян. Зинаида Ивановна была выслана в Казахстан, и мой дед (ему было 23) остался один с малолетним единоутробным братом и его няней, которая жила в семье (от большой квартиры Пинкевича на Зубовском бульваре им оставили одну комнату).

      К этому времени Георгий Николаевич имел специальность техника-разведчика (окончил геолого-разведочный техникум) и между прочими делами успел отучиться два года в институте стали.

Г. Н. Рюриков и Л. Е. Ушверидзе

      И примерно с этого времени он начинает ездить в геологические экспедиции. Сначала это был Южный Казахстан – в качестве сотрудника Каратауской экспедиции, относившейся к НИУИФ – Научно-исследовательский институт по удобрениям и инсектофунгицидам (в народе название этого института переиначивали, так что получалась очень неприличная аббревиатура; позднее эта шутка легла в основу легенды, что институт с таким названием действительно существовал).

      Потом – Средняя Азия, Куликолонская экспедиция. Куликолонская экспедиция занималась поисками кварца, который был ценным стратегическим сырьём (используется в радиоэлектронике). Во время войны дед не оказался на фронте именно потому, что был ценным специалистом в области, имевшей важное значение для оборонной промышленности. Примерно в 1940 году он познакомился со своей будущей женой – Лали Евсеевной Ушверидзе[9]. Она тоже была геологом, и в Средней Азии в они уже работали работали вместе. В 1945 году у них родилась дочь Татьяна (моя мама).

      Кварц в Средней Азии так и не нашли, деятельность Куликолонской экспедиции была свёрнута, и активность перенесена в Южную Якутию, на Алданский щит, где месторождения кварца были. С 1943 года Георгий Николаевич вместе с Лали Евсеевной работают уже в Алданской экспедиции.


      В послевоенное время жизнь нашей семьи приобрела некоторую размеренность: полевой сезон (в отдельные годы – и не только) Георгий Николаевич и Лали Евсеевна проводят в Якутии, подрастающую дочь или берут с собой, или оставляют с няней. На лето дед имел возможность (зарабатывал неплохо) снимать дачу под Москвой (ст. Зеленоградская), куда выезжали Николай Иванович со своей второй женой, внучкой и её няней.

      Няня (её звали Александра Петровна Макарова) была простой деревенской женщиной, что называется, «из народа», и общение с ней немножко приоткрыло моей маме довольно необычный для неё мир. Няня была необразованна, едва умела писать, и всё время говорила какие-то глупости. То, по её словам, в тридцать седьмом году творились какие-то ужасы, которые она не могла толком описать, – хотя советской девочке было из учебников прекрасно известно, что ничего особенного в это время в стране не происходило, то в тридцать девятом была какая-то война, хотя, как всем известно, никакой войны ни с кем не было, а война была позже, и т. д...

      Николай Иванович работал в библиотеке до 1953 года, исправно получал почётные грамоты и даже был удостоен Ордена Красного Знамени, а вот жильём его так и не обеспечили (хоть и многократно обещали), – так и жил он в сыром подвале на Спартаковской, куда его «временно» поселили ещё в довоенные годы вместо другого «временного» помещения.

      А вот следующее поколение уже смогло поучаствовать в «глобальном исходе москвичей из общих ульев в личные гнёзда». К концу пятидесятых Георгию Николаевичу удалось стать членом ЖСК, сколотить необходимую сумму денег (весьма по тем временам немаленькую) и, наконец, в начале шестидесятых переехать с женой, дочерью и Александрой Петровной в новую отдельную квартиру в Измайлово. К этой квартире уже относятся и мои личные – самые ранние – воспоминания. И именно сидя в этой квартире я сейчас ставлю точку в этой истории, – что, впрочем, не значит, что она не имеет продолжения...





Арсений Георгиевич Рюриков (род. 2011 г.)








      Ссылки:

      1. ↑  Т. П. Виноградова на сайте ННГАСУ

      2. ↑  В. А. Стеклов в Википедии

      3. ↑  Г. Н. Рождественский в Википедии

      4. ↑  Н. В. Рюриков на сайте Нижегородской духовной семинарии

      5. ↑  С. Т. Семёнов в Википедии

      6. ↑  Д. Б. Рюриков в Википедии

      7. ↑  Б. С. Рюриков в Википедии

      8. ↑  А. П. Пинкевич в Свободной энциклопедии Урала

      9. ↑  Сайт, посвящённый творчеству Л. Е. Ушверидзе







      http://gosha.heathland.ru/ryurik.htm


Tags: История, Личное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments