October 16th, 2017

M2017_16


24.08.17.

В Алтае Чулун на рынке отдал свою флэшку накачать на неё ещё песен. С ней как-то неправильно обошлись, так что пропало и то, что было. Чулун пошел ругаться и вернулся почему-то с другой флэшкой. На неё было залито какое-то невообразимое тыцтыцтыц вперемежку с русским шансоном, так что мы с Артюшиным почти собрались уже поднять бунт, и я почти залил уже на флэшку Нирвану и Оззи Осборна, но тут появилась внезапно старая флэшка с монгольскими песнями. Новыми. Старые, увы, пропали. В очередной раз обращаю внимание, что монгольский язык на слух местами неожиданно похож на грузинский. Именно в песнях. Но это, конечно, для человека, с обоими языками знакомого очень поверхностно.

Едем. Ветер настолько сильный, что обедать пришлось, набившись всем в уазик. Он таки вмещает семь человек. Вот, уже становится интересно.

Чулуну, кажется, содержимое новой флэшки понравилось ещё меньше, чем нам. Он расстроен, что отдал за это деньги. Воткнул назад флэшку с монгольскими песнями. Всё, опять сердце рвется наружу...

Долина Озёр. Название, на которое когда-то купился один из наших водителей, мечтавший о рыбалке. Это пустыня, товарищи. Острые камни, покрытые чёрным "пустынным загаром", солянки, эфедра.

В Алтае на рынке купили мясо. Чёрт возьми, как же я люблю мясо. Никто меня не понимает. На моих глазах происходит то, что я наблюдал много раз: вместо того, чтобы это мясо приготовить и съесть, все обсуждают, как его сохранить. Варится огромный казан картошки с несколькими кусочками мяса. Очень вкусно пахнет. Уже темно. Ветер стих.

Лебедев без лишних слов сходил погулять и через пятнадцать минут принес двух тушканчиков.

Одна из моих функций как псевдоначальника отряда — произносить тосты. Что ж, сегодня все у меня выпили "за всё необычное и чудесное". Пойдем ловить тушканчиков. Пойду на север вверх по сайру, назад поверху — нехитрый маршрут.

Видел зайца. Не буду больше про них писать — почти всякий раз вижу. Лебедев опять впереди планеты всей — кардиокраниусы.