Георгий Рюриков (barson) wrote,
Георгий Рюриков
barson

Categories:

Монгольские лытдыбры

22.07.08.
Приехали в Улан-Батор.
Впечатления от Монголии из окна поезда примерно такие: Монголия – это бескрайняя степь. За этим литературным штампом кроется та самая бескрайняя степь, о которой я читал в детстве в книжках и какой я не видел нигде в России. Степь, не расчерченная полями и не перегороженная лесополосами. Просто всхолмлённая поверхность земли, поросшая травой. В общем, ничего интересного.
База экспедиции в Улан-Баторе находится в непосредственном соседстве с борделем, который, в свою очередь, расположен напротив полицейской академии.
В первый же день довелось попробовать айраг (европейцам этот напиток известен под тюркским названием "кумыс"). Мне сказали, что с первого раза, скорее всего, не понравится. Это правда.
Айраг обладает вполне отчётливым и очень узнаваемым вкусом. Абсолютно однозначно, один-в-один. Это вкус рвоты.

25.07.08.
Совершенно не испытываю каких-либо комплексов от незнания монгольского языка, когда, например, захожу в магазин. Видимо, срабатывает привычка к продавцам-азиатам и к тому, что незнание русского языка – это их проблемы.
Монгольский язык интонационно (но не фонетически) напоминает мне японский. Читать надписи можно, правила чтения не очень сложные; фактически, монгольское письмо – фонетическое.
В Улан-Баторе более миллиона жителей. Вообще для Монголии такие большие города совершенно нетипичны, – это единственный в Монголии город таких масштабов; население других городов исчисляется максимум десятками тысяч. В центре Улан-Батора есть современные улицы и большие здания – элитное жильё, шикарные гостиницы, большие магазины, клубы и т. д. При этом чуть ли не половина жителей города живёт в юртах. Очень типичная картина – юрта на абсолютно голом вытоптанном участке, обнесённом забором. Над городом висит довольно густой смог, но говорят, что это ни в какое сравнение не идёт с тем, что творится зимой, – дым от восьмидесяти тысяч юрт буквально щиплет глаза.

26.07.08.
Вчера выехали в поле. Пробили колесо, стали искать шиномонтаж, нашли только цайны газар. Цайны газар – это заведение монгольского общепита. В ассортименте обычно бозы, цуйван, «гуляш» (кусочки баранины с гарниром ассорти), и, конечно же, суутэй цай. Монгольский суутэй цай – это чай без чая. Представляет собой подсоленное горячее молоко пополам с водой. Чай туда тоже кладут (зелёный прессованый), но он там не чувствуется. Иногда добавляют бараний жир и пшено.
Перебортировать колесо от ГАЗ-66 никто не берётся, чего, впрочем, и следовало ожидать. Купили на рынке в Дархане баранью ногу.
Несмотря ни на что, вчера к вечеру доехали-таки до нашей первой точки, – это самый север Монголии, в 10 км от российской границы. Отсюда ловится российский МТС и Мегафон, и видны горы по ту сторону границы. Природа очень похожа на южную Бурятию (собственно, было бы странно, если бы было иначе). Тырса, житняк, карагана, жёлтые маки и мелколиственный вяз. И хомяки те же самые. За ночь – восемь штук. Кроме них – никого.
Отсюда постепенно будем двигаться на юг.

02.08.08.
Порции цуйвана в местных цайны газарах убойные. Я обычно ем много, но эту, с позволения сказать, дозу я бы поделил на три. На довольно приличную тарелку цуйван накладывается горой так, что больше положить невозможно – будет сваливаться.
Природа, как я уже говорил, напоминает бурятскую, но здесь, если можно так выразится, «больше природы за те же деньги». По степи в десятках метрах от дороги спокойно гуляют журавли, за барханом ходят волки, в небе летают грифы. И вообще глазу как-то просторней.
Жизнь монголов неожиданно (для меня) весьма аутентична: монголы живут в юртах, ездят верхом и, бывает, даже в самой что ни на есть обыденной жизни носят национальную одежду. Ещё они говорят по-монгольски.
В монгольском языке есть два разных слова, обозначающих большие реки и маленькие. «Большая река» обозначается тем же словом, что и океан. Вот такой вот он, океан по-монгольски…

06.08.08.
За всю свою жизнь я, пожалуй, не съел столько бараньего жира и не видел столько лошадей. Причём, вероятно, включая тех, что на картинках и по телевизору.

10.08.08.
Монголия – самая малонаселённая страна Евразии. Причём около половины населения сосредоточено в Улан-Баторе, то есть остаётся как бы совсем мало. Есть, однако, один нюанс: та ничтожная малость, что остаётся, если вычесть города и сомоны, весьма дисперсно рассредоточена по степи. Эти скотоводы-кочевники ставят свои юрты там, где им заблагорассудится. В результате мы имеем следующее: найти место для лагеря так, чтобы в прямой видимости не было юрт, очень и очень проблематично. Как правило, наутро приезжает на лошадке знакомиться добродушный монгол. А его многочисленные стада, скорее всего, уже прошли по нашим ловушкам...
Речь, конечно, идёт не о Гоби, а об относительно густонаселённых северной и центральной частях страны. Ну и открытость пространства играет свою роль, – видно далеко. Монголы часто с биноклями наблюдают за своими стадами, и присесть покакать тоже как бы бывает неудобно…
Хомяков много.

18.08.08.
Теперь мы осели на одном месте, и почти весь остаток времени проведём здесь, – в ста пятидесяти километрах к югу от Улан-Батора. Здесь песок, эфедра, совсем нет деревьев и мохноногие хомячки. Их мы и будем изучать.

22.08.08.
Чувствуется приближение осени. Дует очень сильный ветер. В палатку, даже в закрытую (чёртов Новатур с незадраивающейся наверху сеточкой), постоянно наносит песок. Поделать с этим ничего не могу, – все вещи в палатке покрываются слоем песка уже через полчаса. Искать смысл жизни в том, чтобы постоянно выгребать оттуда песок, мне отчаянно не хочется.

24.08.08.
Ночи стали совсем холодные. Раньше работать ночью было хорошо, зато спать днём невозможно, – в палатке очень жарко. Теперь ночью работать холодно. Утром иней. И ещё скажу вам – когда на вас надето три пары штанов, сходить по малой нужде становится очень нетривиальной задачей.

03.09.08.
И вот мы снова в Улан-Баторе.
Наутро после вчерашней попойки оказалось, что сегодня в гостинице нет света и воды. Черти! Сосед по номеру бреется и умывается пивом. У меня с вечера заначена кружка воды. Двести миллилитров. Черти.

04.09.08.
Приведение душа в рабочее состояние заняло сорок минут. Черти.
Ходили в ресторан "Украинская кухня". Монголы в национальных украинских одеждах забавны.

06.09.08.
Монгольский поезд отличается от точно такого же русского только монгольскими проводниками. Но благодаря этому незначительному обстоятельству он полон челноков, которые продают свои китайские шмотки прямо на платформах. Удивляюсь, как они всё это прячут на таможне.
Проезжая Слюдянку, поезд цепляет за собой запах копчёного омуля и не расстаётся с ним до конца пути.
Как же непривычно видеть надпись «Автосервис» на русском языке!
В соседнем вагоне едет сын нашего монгольского друга. Он едет в Россию учиться. Едет в первый раз. Приходит к нам в купе, делится впечатлениями и задаёт вопросы, – действительно ли для России нормально, что деревья такие высокие и что совсем нет солнца?
Здравствуй, Родина!
Tags: Лытдыбры, Монголия, Путешествия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments