Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Михаил Никитин "Происхождение жизни. От туманности до клетки"



Совершенно шикарную книгу написал Михаил Никитин (_hellmaus_), все давно её обсуждают и ссылаются, и вот я тоже наконец-то её дочитал. Книга обладает рядом совершенно замечательных достоинств. Во-первых, она уникальна в своём роде: в ней написано о вещах, которые не написаны ни в какой другой популярной книге на русском языке. В школьных учебниках на тему происхождения жизни до сих пор излагаются настолько морально устаревшие вещи, что просто хочется плакать. Ничего другого, где хоть как-то более-менее подробно освещались современные научные представления по поводу этого вопроса, на русском языке просто нет. Во-вторых, книга очень информативна. Я с трудом представляю себе человека, который не извлечёт из неё для себя ничего нового — ну разве что сам автор и его коллеги, специализирующиеся в той же области. Лично я узнал для себя очень много и мне было очень интересно. Текст сопровождается ссылками на оригинальные исследования; данные, которыми располагает современная наука, представлены со всей объективностью с обязательным указанием на дискуссионность ряда важных моментов: всё как в настоящей науке, то есть без попыток создать иллюзию полного и достоверного знания.

Из достоинств книги вытекают и её недостатки: она будет по зубам далеко не всем. Даже профессиональным биологам, в своё время прогуливавшим лекции по биохимии, может быть местами сложновато. Читателям же без базового биологического образования будет сложновато почти всё время. Здесь мне не в чем упрекнуть автора, так как этот недостаток в данном формате является неустраняемым. Чтобы худо-бедно уяснить не только выводы, но и аргументацию, нужно обладать определённой базой знаний, из которой вытекает хотя бы даже сама постановка проблем. Сами вопросы, которые ставятся в контексте разговора о происхождении жизни, являются результатом определённых достижений науки (причём по большей части относительно недавних). Именно поэтому настолько неактуально всё, что написано на эту тему в большинстве школьных учебников: в них по сути излагаются теории, относящиеся ко времени, когда люди даже не знали о роли ДНК. Наука с тех пор не просто ушла вперёд, а ушла очень далеко. Те, кто имеет представление, куда она пошла, могут из этой книги узнать много интересного о том, куда она на данный момент пришла.

Так что по большому счёту это книга для расширения кругозора специалистов из смежных областей. Впрочем, я не склонен недооценивать эту функцию научно-популярной литературы, — на мой взгляд, она является чрезвычайно важной. Более того, я считаю, что таких книг должно быть больше. Что, впрочем, не отменяет того факта, что ниша «популярная книга о происхождении жизни для всех интересующихся» до сих пор не занята. Было бы очень здорово, если бы какая-нибудь условная Казанцева изложила бы всё то же самое попроще, и непременно с блэкджеком и шлюхами с историями из жизни и примерами из посторонних областей. Разумеется, условный Белков бы рвал и метал, что там всё чрезмерно упрощено и переврано, а вот по-хорошему надо читать хотя бы Никитина. Но, во-первых, книга Никитина уже есть, и во-вторых, любой, кого интересуют подробности, может к ней обратиться. (Все совпадения имён случайны).

Список научпопа

Разные способы разоблачения мифов

«Носят, но не едят» vs. «Едят, но не носят».

Напомню о фотографиях, где отнюдь не вегетарианец и к тому же вовсе не запасливый ёж снят с яблоком на спине. Некоторые зоологи такую переноску тяжестей склонны объяснять тем, будто ежи нацепляют яблоки, дабы кислый сок испортил жизнь блохам и прочим мучителям. В неволе ежи ловчат и с табаком – стараются вонзить иглы в оброненные хозяином сигареты. Не прочь они нацепить на себя и особо пахучую тряпку, что тоже может быть своего рода дезинфекцией.
С. Ф. Старикович, «Самые обычные животные».

Всем нам с детства памятен трудолюбивый ёжик, несущий в свою норку наколотые на иголки яблоки и грибы. Вероятно, многие читатели удивятся, узнав, что этот образ – чистая фантазия. Ежи действительно охотно поедают спелые плоды (хотя основная их пища – насекомые и другие беспозвоночные), но никогда и ничего не заготавливают и не носят на колючках – во всяком случае, намеренно. Однако авторы детских книжек и мультфильмов не сами придумали этот образ – он упоминается ещё в «Естественной истории» Плиния Старшего и проходит, не прерываясь, через всю средневековую литературу. Правда, античные и средневековые ёжики предпочитали накалывать на иголки не яблоки, а виноградины, предварительно «собственноручно» сбросив их с лозы. Упоминания об этом ежином промысле можно встретить и в русской средневековой литературе: «Яко влезет на лозу…» – говорится о еже в одном из русских переводов «Физиолога». Понятно, что ничего подобного бедное насекомоядное не может проделать при всём желании: ежиные лапы совершенно неприспособлены для лазанья по растениям. Как видим, однако, это не помешало явной небылице пройти сквозь тысячелетия и благополучно дожить до наших дней.
Б. Б. Жуков, «Введение в поведение».

"Аттестат" Шерлока Холмса


Как мы хорошо помним, в первом произведении «Холмсианы» («Этюд в багровых тонах»), где читатели знакомятся с ещё молодым Шерлоком Холмсом, Уотсон, пытаясь отгадать род занятий своего квартирного соседа, составляет «аттестат», отражающий уровень знаний Холмса в разных областях. Поводом к составлению такого документа послужил диалог, в ходе которого Холмс проявил неосведомлённость относительно того, что Земля вращается вокруг Солнца, и настаивал, что это знание ему совершенно не нужно:

– Видите ли, – сказал он, – мне представляется, что человеческий мозг похож на маленький пустой чердак, который вы можете обставить, как хотите. Дурак натащит туда всякой рухляди, какая попадется под руку, и полезные, нужные вещи уже некуда будет всунуть, или в лучшем случае до них среди всей этой завали и не докопаешься. А человек толковый тщательно отбирает то, что он поместит в свой мозговой чердак. Он возьмет лишь инструменты, которые понадобятся ему для работы, но зато их будет множество, и все он разложит в образцовом порядке. Напрасно люди думают, что у этой маленькой комнатки эластичные стены и их можно растягивать сколько угодно. Уверяю вас, придет время, когда, приобретая новое, вы будете забывать что-то из прежнего. Поэтому страшно важно, чтобы ненужные сведения не вытесняли собой нужных.
– Да, но не знать о солнечной системе!.. – воскликнул я.
– На кой черт она мне? – перебил он нетерпеливо. Ну хорошо, пусть, как вы говорите, мы вращаемся вокруг Солнца. А если бы я узнал, что мы вращаемся вокруг Луны, много бы это помогло мне или моей работе?


Я, разумеется, не открою Америку, если скажу, что в дальнейшем Шерлок Холмс никак не оправдывает это представление о себе как о человеке, неожиданно невежественном в элементарных вещах, а напротив, предстаёт как человек удивительно эрудированный в самых разнообразных областях, в том числе никак напрямую не связанных с его работой. И написано, и сказано на эту тему немало. Но я попытался по возможности максимально собрать цитаты, подтверждающие это.

Итак, вот сам «аттестат»:

Я перечислил в уме все области знаний, в которых он проявил отличную осведомленность. Я даже взял карандаш и записал все это на бумаге. Перечитав список, я не мог удержаться от улыбки. "Аттестат" выглядел так:
ШЕРЛОК ХОЛМС – ЕГО ВОЗМОЖНОСТИ
1. Знания в области литературы – никаких.
2. --//-- --//-- философии – никаких.
3. --//-- --//-- астрономии – никаких.
4. --//-- --//-- политики – слабые.
5. --//-- --//-- ботаники – неравномерные. Знает свойства белладонны, опиума и ядов вообще. Не имеет понятия о садоводстве.
6. --//-- --//-- геологии – практические, но ограниченные. С первого взгляда определяет образцы различных почв. После прогулок показывает мне брызги грязи на брюках и по их цвету и консистенции определяет, из какой она части Лондона.
7. --//-- --//-- химии – глубокие.
8. --//-- --//-- анатомии – точные, но бессистемные.
9. --//-- --//-- уголовной хроники – огромные. Знает, кажется, все подробности каждого преступления, совершенного в девятнадцатом веке.
10. Хорошо играет на скрипке.
11. Отлично фехтует на шпагах и эспадронах, прекрасный боксер.
12. Основательные практические знания английских законов.
(«Этюд в багровых тонах»)


Обратим внимание, что Конан Дойль в последующих произведениях о Шерлоке Холмсе не пытается «замять под сукно» эпизод с этим разговором про «мозговой чердак», он как минимум два раза вспоминает о нём. Вот первый:

– Истинный мыслитель, – заметил он, увидев один-единственный факт во всей полноте, может вывести из него не только всю цепь событий, приведших к нему, но и так же и все последствия, вытекающие из него. Как Кювье мог правильно описать целое животное на основании одной кости, так и наблюдатель, основательно изучивший одно звено в серии событий, должен быть в состоянии точно установить все остальные звенья – и предшествующие, и последующие. Но чтобы довести искусство мышления до высшей точки, необходимо, чтобы мыслитель мог использовать все установленные факты, а для этого ему нужны самые обширные познания. Если мне не изменяет память, вы в ранние дни нашей дружбы очень точно определили границы моих знаний.
– Да, – ответил я, смеясь, – это был необыкновенный документ. Я помню, что философия, астрономия и политика стояли под знаком нуля. Познания в ботанике – колеблющиеся, в геологии – глубокие, поскольку дело касается пятен грязи из любого района в пределах пятидесяти миль вокруг Лондона; в химии – эксцентрические; в анатомии – разрозненные; в области уголовной литературы и судебных отчётов – исключительные. При этом скрипач, боксёр, владеет шпагой, юрист, отравляет себя кокаином и табаком. Таковы были главнейшие пункты моего анализа.
Холмс усмехнулся при последних словах.
– Что ж, я говорю сейчас, как говорил и тогда, что человек должен обставить чердачок своего мозга всем, что ему, вероятно, понадобится, а остальные знания он должен сложить в чулан при своей библиотеке, откуда может достать их в случае надобности. Для такого дела, какое было предложено нам сегодня вечером, мы, конечно, должны мобилизовать все доступные нам ресурсы. Дайте мне, пожалуйста, том на букву «К» из Американкой энциклопедии.
(«Пять апельсиновых зёрнышек»)


Я нарочно привёл столь пространную цитату – чтобы показать её некоторую парадоксальность. Действительно ли осведомлённость о методах, введённых в палеонтологию Жоржем Кювье, важнее для работы детектива, чем знание о системе Коперника, от которой Холмс так старательно открещивался? Кстати, интерес к теоретической биологии Холмс демонстрирует ещё в нескольких местах, например, вот:
Collapse )

Георгий Любарский, "Рождение науки"



«Рождение науки» Г. Ю. Любарского – очень интересная книга. По-настоящему интересная, если дать себе труд задуматься как минимум о самой возможности тех вопросов, которые ставит автор. Нет, это не научпоп. Это источник очень интересных идей для людей, которые обнаружат желание и возможность проследовать за автором по пути поиска оснований для некоторых вещей, считающихся само собой разумеющимися, и таким образом выйти за какие-то привычные рамки.

Я не буду подробно анализировать содержание, хочу просто сказать спасибо автору, который такие вещи пишет, и издательству, которое их публикует.

Ну и об одной только выскажусь мысли (возможно, для кого-то тривиальной), которая ко мне пришла благодаря этой книге: я осознал, что русское слово «определение» – не просто смысловой перевод, а именно калька с латинского «definitia», и что это один из как минимум двух больших способов обозначать понятия.

Тираж 600 экз., так что если кому интересно, советую не тормозить.

Список научпопа

Борис Жуков, "Введение в поведение"



Прочитал «Введение в поведение» Б. Б. Жукова bbzhukov и, во-первых, хочу сказать большое спасибо автору за отличную книгу! Лично для меня, хоть и фигового, но всё-таки профессионального «поведенца», книга оказалась очень интересной. Я не просто узнал какие-то новые исторические факты, я действительно кое-что понял для себя про науку о поведении, о чём раньше особенно не задумывался. Автор действительно сложил «пазл», показав всё богатство и нищету существующих подходов к изучению поведения, показав и преимущества каждого из них, и ограничения.

Заметно, что книга написана взрослым человеком для взрослых людей. В ней нет полемического задора, присущего некоторым молодым популяризатором. Язык, которым она написана, очень спокойный, в общем-то неторопливый, и дружелюбный – не только по отношению к читателям (без чего научно-популярная книга вообще, наверное, не может оказаться сколько-нибудь удачной), но и ко всем её персонажам, в том числе и тем, чьи взгляды и подходы автор критикует. Так же и читатель для этой книги должен быть в идеале умудрённый, любящий объективность, не склонный к крайностям. Но специального образования от него не требуется. Снимаю шляпу перед Борисом Борисовичем, сумевшим написать книгу, которая может быть одинаково интересна и специалистам, и людям, образование которых лежит в сколь угодно далёкой от обсуждаемой темы области. Написано действительно очень доступно и читается действительно очень легко.

Теперь о недостатках. Точнее, вряд ли это можно назвать настоящим недостатком, но, если можно так выразиться, доступность объяснения не везде поспевает за доступностью изложения. Автор кристально ясно излагает как взгляды классиков науки о поведении, так и их взаимную критику, но местами становится несколько менее убедительным, переходя к критике от первого лица. Например, рассуждения о соотношении «между причиной и влиянием» в шестой главе, завершающиеся выводом об однозначном примате «внутренних» факторов над «внешними», оставили у меня чувство лёгкого недоумения. Обсуждение теории полового отбора в главе 7 – тоже не слишком убедительны. Не понял я также, почему стратегии поведения животных, предсказываемые социобиологией, обязательно должны быть сознательными; на мой взгляд, это совсем не необходимо. В послесловии обсуждение соотношения запоминания и забывания тоже показалось мне спорным.

Впрочем, представить себе книгу (особенно с такой темой), к которой я не мог бы таким образом придираться, я просто не могу. Есть и другие, и в том числе очень неплохие популярные книги про поведение, но в подавляющем большинстве случаев авторам не удаётся избежать в них тенденциозной отсебятины. И пока только Б. Б. Жукову удалось написать книгу с таким высоким уровнем объективности. Могу сказать, что это, пожалуй, лучшая книга в данном жанре по этой теме из всех, что мне известны.

Список научпопа

Шон Кэрролл, "Бесконечное число самых прекрасных форм"



Прочитал «Бесконечное число самых прекрасных форм» Шона Кэрролла (не путать с космологом Шоном Кэрроллом). Книга занимает очень важную нишу – просто «про эволюцию» популярной литературы вагон, а именно про эво-дево – нет совсем. Как именно наличие тех или иных последовательностей ДНК приводит к той или иной форме? Нужен ли для другой формы совсем другой набор генов, или можно обойтись теми же? Автор сделал, кажется, всё возможное, чтобы эту довольно сложную тему преподнести в понимаемом для неспециалистов виде. Он разработал собственную популярную терминологию (где «география» означает «топография», а «север-юг» – «дорсально-вентральный»), которая имеет свои недостатки, но позволяет избежать сложных терминов. Он постоянно использует эмоционально окрашенные эпитеты (удивительный, вдохновляющий, поразительный, чудовищный, фантастический, невероятный), наполняющие книгу викторианским пафосом дарвиновской цитаты, которая взята в качестве заголовка. Описание новейших достижений молекулярной генетики и биологии развития в сочетании с этим викторианским пафосом заставляют действительно проникнуться возможностями современной науки.

Глава про человека, на мой взгляд, лишняя, там много общих мест про антропогенез, и мало собственно эво-дево. Чувствуется, что она тут «для галочки».

В качестве спойлера могу сообщить, что в книге обсуждается в том числе такой актуальный и животрепещущий вопрос, как «Является ли зебра чёрной в белую полоску, или белой в чёрную»? Однозначного ответа, правда, нет, но зато объясняется, какая «кисть» эти полоски рисует.

Список научпопа

Виктор Зуев, "Многоликий вирус"



Книга Виктора Зуева – не популярный обзор хрестоматийной информации про вирусы; она, по большому счёту, посвящена довольно специфической теме – так называемым медленным инфекциям. Так именуется явление, когда вирус, вместо того, чтобы проявлять себя классическими симптомами вскоре после заражения, сохраняется в организме неопределённо долгое время, после чего даёт неожиданную и подчас странную форму заболевания. Очень интересно, что форма болезни определяется не типом вируса, а типом его взаимодействия с организмом: автор рассказывает, что медленные инфекции могут быть связаны с хорошо известными, «привычными» нам вирусами (например, вирус кори, вирус простого герпеса etc.). Значительный кусок книги посвящён прионным заболеваниям.

Хорошо заметно, что это популяризация «из первых рук», не прошедшая через руки журналистов. И дело не только в том, что автор во многом рассказывает о своих собственных исследованиях. Присутствует ещё трудноуловимая, но важная черта истинной науки: своего рода незавершённость. Многие главы заканчиваются как бы «на самом интересном месте». В этом детективе есть увлекательное расследование, но нет однозначной развязки. Кроме того, некоторые пассажи заводят в тупик... Всё это, (вместе с насыщенностью конкретикой) создаёт ощущение сопричастности описываемым исследованиям. Я почти почувствовал себя вирусологом.

Книга написана простым, но изящным русским языком. Стиль очень, если можно так выразиться, интеллигентский; наверное, именно так и должен писать «настоящий профессор». Когда перед автором встаёт необходимость изложить какую-то базовую информацию, он не просто сообщает, а «напоминает» об этом, прямо как Теодор Стефанидес, который, по описанию Дж. Даррелла, «сообщал эти сведения особым способом, будто не преподносил вам нечто новое, а скорее напоминал о том, что вы уже знали, но почему-то не могли припомнить».

Впрочем, напоминания напоминаниями, а за ходом мысли читателю придётся следить и кое-где подключать мозг. Информация разжёвывается, но глотать всё же нужно самостоятельно. Книга интересная – для интересующихся.

Список научпопа

Карл Циммер, "Планета вирусов"



Книжка очень маленькая, фактически, это небольшое эссе, изданное в виде книжки. И это её большое достоинство – у меня нет ощущения, что увеличение объёма пошло бы ей на пользу. Такой, в общем, популярный обзорчик, опирающийся на ряд конкретных примеров с «историями». А вот общих вещей – про то, что такое вообще вирусы, как они размножаются, что там происходит на субклеточном уровне – на мой взгляд, не хватает. Всё больше про врачей, про пациентов, симптомы...

Стиль довольно небрежный. «Естественный отбор вырабатывает у него мутации» и всякое такое – не очень хорошо. Плюс помножим это на небрежный перевод. «Изолировть генетический материал» вместо «выделить»... «Эволюция сделала некоторые вирусы более подверженными формированию раковых клеток», или вот «Несмотря на наличие различных вакцин, антивирусных препаратов, стратегий общественного здоровья, вирусам до сих пор удаётся уйти от их уничтожения». Что то вроде «Все на борьбу с врагами мирового империализма»... Какие-то «свободно живущие вирусы» упоминаются (причём в одном месте «свободно живущие», в другом – «свободноживущие»), хотя по контексту можно догадаться, что имеется в виду, но это ж надо чего-то там понимать, соображать...

Но так вообще ничего, это всё придирки. Для неспециалистов почитать на тему «что мы знаем про вирусы» вполне сойдёт.

Список научпопа

Карл Циммер, "Эволюция: триумф идеи"



Мне очень хвалили эту книгу – уже после того, как я её прочитал. И я внезапно понял, что почти ничего из неё не помню. Сейчас взял её и перечитал. Да, книга действительно очень хорошая. Её автор – прекрасный профессионал в области научпопа, и он не мог себе позволить написать плохую книгу. Он, например, успешно пользуется правилом, гласящим, что хороший способ сделать нон-фикшн-книгу увлекательной – это ввести в повествование фабулу. В первой части в этом качестве выступает некое изложение истории эволюционной биологии, причём львиную долю занимают подробности биографии и работы Дарвина. Вторая часть – своего рода «избранные главы» из истории жизни на Земле. В третьей и четвёртой части общей фабулы нет, но автор продолжает «рассказывать истории», излагая фактический материал в виде эпизодов с подробностями, придающими рассказу живость. Третья часть посвящена нескольким специальным разделам эволюционной биологии (коэволюции, «гонке вооружений» с паразитами и эволюции пола). Четвёртая часть посвящена эволюции человека. В последней главе обсуждается проблема взаимоотношений эволюционной биологии и религии, – про креационизм и «обезьяньи процессы».

Книга начинается и заканчивается именем Чарльза Дарвина. Кроме того, образ Дарвина встаёт перед нами то тут, то там на протяжении всей книги. Именно через призму наблюдений, рассуждений, сомнений и предсказаний Дарвина Циммер раскрывает перед нами картину того, что есть эволюционная биология. План, в общем-то, беспроигрышный, и автор удачно ему следует. Единственное – план не слишком оригинальный. Научно-популярных книг в формате «вообще про эволюцию» довольно много. Хотя бы Докинз. Наполнить книгу личностью Дарвина – отличная идея, но недостаточная, чтобы сделать книгу по-настоящему запоминающейся. Мне было скучновато. Хотя, разумеется, это впечатление человека, в некотором роде пресыщенного подобными вещами; для людей, ничего или почти ничего не читавших на эту тему, эта книга будет незаменимой вещью.

По переводу есть шероховатости, но не критичные.

Список научпопа

Карл Циммер, "Паразит – царь природы"



Да, кстати. Эта книга в моём рейтинге научпопа – один из несомненных хитов. Она сочетает в себе увлекательность, информативность, связность и, как бы это назвать – преисполненность смысла. Паразитизм – явление, значение и многогранность которого в природе мы часто сильно недооцениваем, и книга Карла Циммера как раз для того, чтобы восполнить этот пробел в вашей голове.

Он там немножко спорит с воздухом, пытаясь критиковать идею «дегенерации паразитов», но очень органично. :)

Список научпопа