Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

...


***
По коридору небыстрыми уверенными шагами, поглядывая по сторонам, шёл среднего роста чисто выбритый темноволосый человек в очках с круглыми стёклами. Одет он был в простую магловскую одежду, со значком «Гриффиндор-1998» на лацкане. Это был кавалер ордена «Битва за Хогвартс», ордена «Золотая Палочка» и ордена Мерлина первой степени, глава отдела мракоборцев министерства магии Великобритании и почётный профессор Хогвартса Гарри Поттер.

Вокруг его головы крутилось странное существо в клоунской одежде, не подлетая, впрочем, ближе, чем на три фута.

— Батюшки, да ведь это же Гарри Поттер! Нечасто вы нас балуете визитами! Какая честь для школы! Всё ли у вас в порядке, мистер Поттер? Семья, дети? А на работе? О, молчу, молчу, мистер Поттер, это, конечно, уже совершенно не обязательно мне знать...

— Привет, Пивз, — улыбнулся Поттер.

— Не наступайте сюда, мистер Поттер! Этот камень может провалиться! Пройдите лучше вот здесь, мистер Поттер!

— Меня ты на это не купишь, Пивз.

— О, конечно же, мистер Поттер! Я понимаю, не на такого напал! Конечно же, я не мог и рассчитывать...

Гарри Поттер традиционно читал в Хогвартсе по нескольку лекций в год в рамках курса Защиты от Тёмных Искусств.

На первом занятии присутствовал весь поток — то есть первокурсники всех четырёх факультетов. Урок проходил в большом классе на четвёртом этаже; рассеянный свет унылого осеннего неба проникал сюда сквозь цветные витражи и игриво ложился разноцветными пятнами на стены, парты и на учеников. Поттер был легендарной фигурой, многие слушали его буквально с открытым ртом; кое-кто из слизеринцев, впрочем, усиленно демонстрировал незаинтересованность и пренебрежение.

В ответ на вопрос, кто умеет пользоваться заклинанием Экспеллиармус, руки подняли все. Когда Поттер предложил разбиться на пары и попробовать, оказалось, что у многих дело идёт из рук вон плохо. Роза Уизли чуть сама не упала, пытаясь обезоружить Пернеллу Фоссет, а палочка Пернеллы даже не шелохнулась. От заклинания Джеффри палочка Тома, вырвавшись, полетела прямо в самого Джеффри и ткнула его в живот так, что Джеффри согнулся пополам.

Поттер переходил от пары к паре, терпеливо объясняя, кто что делает неправильно. Когда все окончательно выдохлись, он отошёл к преподавательскому столу и крикнул:

— Ладно, ребята, я думаю, на сегодня достаточно! Вопросы будут?

Руку поднял светловолосый мальчик с бледным лицом, сидевший за слизеринским столом.

Объясняю насчёт вопроса про муравьёв


Целью его было выяснить, насколько городская легенда моего детства является всеобщей. Оказалось – нет, даже для моего поколения. Суть её в следующем.

Согласно моим детским воспоминаниям, всю массу муравьёв, живущих в Москве (а их довольно много видов) мы условно делили на «рыжих» и «чёрных». В качестве рыжих обычно выступала, насколько я теперь понимаю, рыжая мирмика, а в качестве чёрных – чёрный лязиус; эти два вида – наиболее обычные жители наших дворов (поправьте, если я ошибаюсь). Так вот – бытовала легенда, что рыжие муравьи являются «рабовладельцами», они якобы нападают на муравейники чёрных, убивают взрослых, а личинок выращивают и заставляют на себя работать. Такое явление действительно распространено у муравьёв и называется «социальный паразитизм». Правда, именно рыжая мирмика за этими вещами вроде бы не замечена. Впрочем, дело не собственно в особенностях социальной жизни муравьёв, а в нашем к нему отношении. Советское воспитание, помноженное на особенности детской психологии, порождало однозначную позицию – «чёрные муравьи хорошие, а рыжие муравьи плохие». Исповедовать данный образ мыслей означало быть нормальном человеком. В результате – разрушать гнёзда рыжих муравьев и уничтожать их самих считалось нормальным, или, во всяком случае, не осуждалось так строго. А вот причинять вред чёрным – это был почти смертный грех. «Надо еще учесть, что они, кажется, негры, угнетенная нация. К ним надо особенно чутко относиться»*.

Соответственно вопрос «ты за каких муравьёв?» – это был своего рода тест на благонадёжность, на «партийность». Его задавали при знакомстве. Своего рода пароль и отзыв, как «Будь готов – Всегда готов!» И он требовал вполне определённого ответа. Сказать «я за рыжих» было почти всё равно, что сказать «я фашист». Ну, не совсем, потому что всё-таки находились такие, которые говорили так, но такое высказывание имело очень специфическое значение – своего рода нонконформистская бравада.

P.S.: С Новым Годом!


* Л. Лагин, «Старик Хоттабыч».