Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

В продолжение генеалогической темы



Знакомьтесь: мой прадед, Евсей Илларионович Ушверидзе, со своей женой, Екатериной Васильевной Ушверидзе (в девичестве Дурылиной).

Родился 4 ноября 1884 года в селе Кохнари Озургетского уезда Кутаисской губернии. Образование получил на юридическом факультете Императорского Новороссийского Университета (это в Одессе). Ещё в университете он был активным участником студенческих кружков левого толка, в 1912 году стал одним из инициаторов попытки организации в Одессе общества грузинского землячества «Сакартвело». Став помощником присяжного поверенного, защищал интересы грузинских студентов.

В короткий, но бурный послереволюционный период, когда существовали независимая Грузия и независимая Украина, в Одессе было организовано генеральное консульство Грузии. Консулом стал Евсей Илларионович Ушверидзе. Консульство обеспечивало взаимоотношения с Грузией – как экономические, так и политические, занималось защитой прав граждан Грузии в Одессе. Работать приходилось в условиях очень сложной и переменчивой политической обстановки, – в один из эпизодов установления в Одессе власти большевиков все остальные иностранные консульства были закрыты, и на плечи Евсея Илларионовича с его ведомством была возложена защита прав граждан всех иностранных государств.

Грузинское консульство в Одессе было закрыто в 1919 году с приходом к власти деникинцев, с которыми не удалось договориться никак. Тем не менее, через несколько месяцев в Одессе была создана миссия правительства Грузии, которая просуществовала до прихода к власти в Грузии большевиков.

В двадцатые годы Евсей Илларионович коротает несколько лет своей жизни в ссылке городе Кашине. Это, впрочем, довольно милый маленький городок, известный своей минеральной водой. А в 1942 году Евсею Илларионовичу повторно снова припомнили его прошлое – и на этот раз он получил 10 лет лагерей. В начале пятидесятых он, постаревший, но ещё довольно бодрый, возвращается с того света, женится на Тамаре Дадиани, которая была намного моложе его (из тех самых Дадиани, владетелей Западной Грузии), и работает в Тбилиси в арбитражном суде. Этот период его жизни мне известен уже по воспоминаниям его внучки – моей мамы. Она, нормальная советская девочка, была слегка ошарашена, осознав, что в лице тёщи его дедушки перед ней предстаёт всамделишная княгиня, – и никак не могла взять в толк, почему эта самая княгиня, вместо того, чтобы плести контрреволюционные заговоры, жарит на кухне для неё, советской девочки, гренки.

Умер Евсей Илларионович в 1959 году.

Только собрав воедино разрозненные факты биографии моего прадеда, я понял, насколько это был матёрый человечище. Подумать только: вынырнув из небытия после 10 лет лагерей (!) в возрасте 68 лет (!), он возвращается к работе (!), причём по специальности – юристом (!), он женится (!) на княжне Дадиани, (!) которая едва ли не моложе его дочери (!)...

Регулярно посылал в Москву посылки с фруктами, и непременно потом в письмах интересовался, не испортились ли они в дороге...

Откуда Рюриковы пошли есть



***


      Почти всякий раз, когда мне приходится называть незнакомым людям свою фамилию, я слышу стандартный вопрос: «Ого, из Рюриковичей, что ли?» – Ага, «очень приятно, царь»…

      А на самом-то деле как?


***


      Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами". И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде...



      Ниточки, ведущие к происхождению фамилии Рюриковых, ведут действительно в Новгород. Но только в Нижний. Из Нижнего Новгорода был родом мой прадед, Николай Иванович Рюриков. В Нижнем Новгороде, на Тихоновской улице (ныне ул. Ульянова) в Сретенской церкви служил дьяконом мой прапрадед, Иван Александрович Рюриков. В губернский город он перебрался из Тольского Майдана, села в Лукояновском уезде, что на юге Нижегородского края. Там, в Троицкой церкви, служили священниками его отец, дед и прадед.

      Построена эта церковь была в 1799 году, и обслуживала два прихода. Первым её священником был Иоанн Добролюбов, прадед известного литературного критика Н. А. Добролюбова. В ней же служил священником Фёдор Степанов, он, кстати, тоже приходится Н. А. Добролюбову прадедом по другой линии. Одного из сыновей Фёдора Степанова звали Пётр. Как гласит семейное предание, в семинарии за отлично написанный реферат про княжение Рюрика он получил фамилию Рюриков, которую и передал своим потомкам… Так, с лёгкой руки начальника семинарии, и ношу я (и мои родственники) причудливую «княжескую» фамилию.

      Сестра Петра Фёдоровича Рюрикова, Мария Фёдоровна, вышла замуж за дьякона Ивана Ивановича Добролюбова, сына уже упоминавшегося священника. Их сын, Александр Иванович Добролюбов, получил приход в Нижнем Новгороде; и дом его на Лыковой дамбе – благодаря его знаменитому сыну – сейчас является музеем.

      Второй раз породнились Рюриковы с Добролюбовыми, когда Александр Петрович Рюриков (сын Петра Фёдоровича Рюрикова и тоже священник в Тольском Майдане) женился на Александре Ивановне Добролюбовой, сестре Александра Ивановича Добролюбова (и тётке Н. А. Добролюбова). Брат Александра Петровича, Иван Петрович Рюриков, был старше Н. А. Добролюбова на несколько лет и учился вместе с ним в семинарии.

      У Александра Петровича была большая семья, о его детях и их потомках, наверное, имеет смысл рассказать по отдельности (хотя о всех, наверное, не получится). Из его сыновей один стал священником, один – дьяконом, один – учителем, один – врачом…


***


      В историческом центре Нижнего Новгорода, – на Верхневолжской набережной, в части её, выходящей к Кремлю, стоит красивое здание, в котором до революции находилась контора пароходства «Волга», а в наше время – Дом архитектора. (Он вплотную примыкает к зданию медицинской академии, где до революции располагалась Нижегородская духовная семинария, в которой учились... впрочем, там училось много и других ставших впоследствии известными людей). В Доме архитектора работает Зоя Александровна Рюрикова, прапраправнучка Александра Петровича Рюрикова и моя пятиюродная сестра. Collapse )

Запоминание случайного выбора

Существует популярный фразеологизм «запоминание случайного выбора», автором которого является Генри Кастлер. Кастлер пишет о «запоминании случайного выбора» как о способе создания новой информации [1]. Кроме того, существует представление об отождествлении этого самого «запоминания случайного выбора» с естественным отбором (источник указать не берусь, но слышал такое не раз). У Кастлера этого нет. Кто-нибудь может сказать, откуда берёт начало это представление?
На мой взгляд, естественный отбор в общем случае не является запоминанием случайного выбора, так как выживают не случайные особи, а соответствующие каким–то требованиям среды. Таким образом, среда изначально содержит информацию, передающуюся живым организмам в процессе отбора. Кроме того, организмы уже обладают определённой организацией (содержат информацию), частично определяющей их дальнейшую эволюцию. В результате информационное поле требований среды накладывается на информационное поле существующей организации (предшествующего опыта). Учитывая, что изначально они не связаны между собой (в смысле не однозначно связаны), их наложение по идее должно давать хаотическую динамику, которая и будет источником случайности в ходе эволюции.
Остаётся вопрос о процессе мутагенеза как об источнике случайности. Классические модели, рассматривающие информационные процессы (типа поведения чёрных и белых шариков в ящике, которые могут быть где попало, а могут быть «чёрные слева, а белые справа») вообще не рассматривают появление элементов нового типа, и не оценивают такое событие с точки зрения информации. Хотя, строго говоря, оно, видимо, связано с возникновением информации. Модели естественного отбора, хоть и указывают на наследственную изменчивость как фактор эволюции, фактически действуют так, как будто такая изменчивость существует изначально (в системе есть шум, который как бы с самого начала содержит в себе всё, что угодно). В то время как на самом деле система, эволюирующая и извлекающая информацию из шума, по мере своей эволюции начинает и «шуметь» по-новому (это очевидно и банально, скажем, у бактерии нет изменчивости по цвету шерсти).
С точки зрения ЭТЭ любые признаки, появляющиеся в фенотипе, являются частью нормы реакции, и поэтому не могут считаться новыми (отбор же работает лишь на их фиксацию). Это согласуется с идеей о том, что новые признаки представляют собой лишь шум до тех пор, пока они не отобраны; а шум сам по себе не содержит информации. Когда же появляется информация? Видимо, раньше, когда система приобретает свойство «шуметь» по-новому, и происходит это в момент предшествующего акта отбора, закрепившие какие-то черты и привязавшего таким образом их к старым.
Вопрос: что считать появлением нового признака – возможность обнаружить его среди шума или закрепление?
Вернёмся к вопросу о «запоминании случайного выбора». Вот цитата из Черданцева: «Выбор же одного из двух центральных макромеров – какой из них станет дорсальным макромером – скорее всего случаен. Коль скоро развитие запоминает случайный выбор, оно, по определению, создаёт новую информацию, что в данном случае нисколько не противоречит однозначности его исхода, потому что два накрестлежащих макромера ничем не отличаются друг от друга» [2].
По-моему, если «два макромера ничем не отличаются друг от друга», то и выбора никакого не происходит, и запоминать нечего. Если бы они отличались, то запомнить можно было бы, что дорсальным стал, скажем, тот, что поменьше, или тот, что потемнее и т. п. Синтез информации здесь происходит именно потому, что на макроуровень выводятся ранее не значимые различия между клетками (флуктуации), и теперь две клетки отличаются друг от друга. Но – все исходы для системы в целом эквивалентны («один из двух неразличимых с точки зрения системы макромеров станет дорсальным»), не значит ли это, что синтеза информации здесь нет? Получается, что для отдельного макромера выбор происходит – он выбирает один из вариантов, для системы же в целом вариантов нет – результат абсолютно предсказуем. Аналогичные рассуждения справедливы для образования ячеек Бенара и других подобных процессов.


1. Г. Кастлер, «Возникновение биологической организации», М., Мир, 1967, стр. 29.
2. В. Г. Черданцев, «Морфогенез и эволюция», М., изд. КМК, 2003., стр. 217.

Нижний Новгород 4

Сегодня совершим прогулку по одному из самых неблагополучный районов Нижнего, — это Канавино. Здесь, в нынешней нижней части города, на левом берегу Оки, уже почти два века располагается знаменитая Нижегородская ярмарка, перенесённая на это место после пожара на Макарьевской ярмарке в 1816 году...
Канавино находится практически в самом центре города (имеется в виду центр географический, а не исторический), однако, если этого не знать, район мог бы сойти за саму что ни на есть далёкую окраину. Значительную часть застройки занимает частный сектор, причём совершенно сельского типа (колонки на улице и т. д.), а близость к Московскому вокзалу совсем не способствует поддержанию чистоты и порядка. Хотя новостройки выглядят довольно цивильно, а старые домики - местами весьма уютно...

Collapse )