Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Про книжки

Друзья, нужна помощь зала. Есть идея составить список научпоп-книг по биологии, причём максимально релевантный. То есть это должны быть не просто книги «я прочитал и вроде ничё так», а стоит задача выделить в первую очередь «мастриды», и облако следующих за ними более специфичных вещей. Есть идеи? Пишите в комменты, всем заранее спасибо.

У меня пока что есть такой, он сильно неполный, хотелось бы больше и объективнее.
https://barson.livejournal.com/176372.html

...


***
— Тогда всё понятно, — торжествующе произнесла Мэри. — Одно из пяти исключений из закона Гэмпа об элементарных трансфигурациях. Нельзя сделать еду из чего-то несъедобного. Для Гленды это было всего лишь упражнение, а ты думал о яблоке как о еде, поэтому у тебя и не получилось.

Гленда с явным уважением посмотрела на Мэри. Джеффри немного повеселел, ему явно льстило, что причиной неудачи была не просто его неспособность к тансфигурации.

— Кстати, о еде, — вступил в разговор Брэндон, — пойдёмте-ка обедать, уже пора.

— Сегодня Конопушечное зелье должно быть готово, — сказала Гленда, обращаясь к Джеффри, — давай возьмём учебники и после обеда пойдём сразу в класс, посмотрим, как оно там?

— Ага, давай, — согласился Джеффри.

Джеффри самому было любопытно, как поведёт себя его новый котёл, это было как бы его первое испытание.

После обеда Гленда с Джеффри первыми пришли в холодный класс зельеварения, где готовилось начатое ими три дня назад зелье. В большинстве котлов все процессы уже закончились, только в некоторых продолжалось ещё какое-то движение. Гленда нашла свой котёл и осторожно заглянула в него. Зелье в нём, вместо положенного ярко-рыжего цвета, было зеленовато-бурым, и пахло чем-то неприятным. Гленда разочарованно вздохнула и посмотрела на Джеффри. Он стоял перед своим новым котлом, вид у него был несколько обескураженный. Гленда подошла к нему.

— Смотри, как это могло получиться? — озадаченно спросил Джеффри.

Остатки высохшей пены кирпичного цвета покрывали стенки котла снаружи и образовывали небольшую лужицу под ним. Видимо, в какой-то момент, когда никого рядом не было, зелье бурлило слишком сильно и перелилось через край.

Гленда заглянула в котёл и слегка нагнулась, чтобы принюхаться.

— Но зато то, что осталось, гораздо больше похоже на Конопушечное зелье…

— Какого чёрта котёл не остановил кипение? — раздражённо ворчал Джеффри. — Куда это годится?

— Котёл? Остановил кипение? — удивлённо спросила Гленда.

— Ну да, мой старый котелок всегда немножко регулировал, что в нём происходит. И уж до такого точно бы не дошло. А новый, похоже, никуда не годится…

— Джеффри, ты уверен? Я никогда о таком не слышала…

— Разве котлы для зелий не должны этого делать?

— Нет, Джеффри…

— Ну и дела… — Джеффри почесал в затылке.

— У тебя, кажется, был очень непростой котёл, Джеффри. — Где ты его взял?

Джеффри задумался, что-то вспоминая.

— Я… я нашёл его. Я когда был маленький, любил шляться по всяким пустырям. Недалеко от нас был разрушенный дом, от него остался один фундамент, а рядом с ним стоял сарай с рухнувшей крышей. Там-то я и раскопал этот котёл, он мне почему-то очень понравился, и я притащил его домой. Мама была недовольна, но отец посмотрел и разрешил мне его оставить, сказал, что раз он мне так нравится, я могу пойти с ним в школу… Мне как раз исполнилось одиннадцать, мы ждали письма из Хогвартса…

— Джеффри, ну ты ведь понимаешь, да? — глаза Гленды светились от восторга.

— Гленда, ну… неужели это в самом деле котёл Карадока? Он ведь жил что-то там пятьсот лет назад!

— Надо проверить!

— Легко сказать, ведь теперь его у нас как раз нет…

...


***
— Да, Гленда, я уже говорил тебе, — думаю, что уверен, — за обедом на следующий день Джеффри был не очень разговорчив.
Большой Зал начинал уже пустеть, ученики потихоньку расходились, а Джеффри всё ещё ковырялся в своей тарелке.
— Но ты же видел его только мельком?
— Я никогда больше не видел таких котлов. Он был такой... чуть более пузатый, что ли, чем обычные. И посередине он был опоясан такой двойной жёлтой полосочкой... Но я же уже рассказывал тебе!
— Да, да… Понимаешь, мне кажется... ну, то ли я видела когда-то такой котёл... или, может, читала... Джеффри, нужно посоветоваться хоть с кем-нибудь!
— Не хочу проблем. Я и так чуть не остался вовсе без котла, вдруг с новым что-нибудь случится…
— Но что, если Лофтурсон...
— Нет.
— Ну как хочешь. Ладно, идём тогда? Попробуешь сейчас свой новый котёл...
— Да, надо наверх ещё успеть зайти…
В подземелье, где находилась лаборатория зельеварения, было особенно холодно и сыро. Из класса тянуло сквозняком, — там было открыто окно, так как профессор Мертваго обычно попадала туда именно через него.
Гленда с Элейной Медоуз нагнали Джеффри перед самым входом в класс зельеварения.
— Что ты не заходишь, Джеффри?
Джеффри стоял у самого входа в класс и рассматривал картину, висящую напротив. Не говоря ни слова, он взглядом указал на неё Гленде.
— Мы же эту картину сто раз видели! Это Карадок Отверженный, я даже запомнила...
Старикашка в длинной мантии землистого цвета, изображённый на картине, помешивал в котле зелье, отсвечивавшее бледно-лиловым. Видимо, услышав своё имя, он недовольно обернулся на полсекунды, и снова принялся за своё дело.
— Пойдём, Джеффри, тут дует! — девочки зябко кутались в свои мантии.
Джеффри не шелохнулся и продолжал смотреть на картину. Гленда ещё раз бросила на неё мимолётный взгляд, и вдруг глаза её расширились, и она, как и Джеффри, принялась пристально разглядывать её. Потом перевела взгляд на Джеффри.
— Ну вы что, идёмте уже! — потянула их Элейна.
— Ты иди, мы сейчас, — ответила Гленда.
— Ах, ах, ах! — Элейна игриво подмигнула Гленде и скрылась в классе.
Гленда с Джеффри снова переглянулись.
Котёл на очаге у Карадока Отверженного был слегка грушевидной формы, расширенный книзу, и посередине на нём были нарисованы две тоненькие жёлтые полосочки.

Андрей Журавлёв, "Летающие жирафы..."



«Летающие жирафы, мамонты-блондины, карликовые коровы...» Мамонты, похоже, таки действительно блондины, а якутские коровы — самые мелкие в мире. Ну ещё немного про птеродактилей — они почему-то названы «летающими жирафами». У них была длинная шея, и они летали, да. И вот ещё бонус — в этой книге наконец-то рассказывается про «четырёхкрылых динозавров», которые украшают название предыдущей. В остальном — такой же набор увлекательных историй, объединённых, в общем-то, только мотивом «что вижу, о том пою». Например, прекрасный очерк о розовой чайке, предваряющий главу об эволюции полёта, — к чему он? Тут и немного экологии розовой чайки, и тернистая история её изучения, и автор, прыгающий посреди болота в одном сапоге... А всё это, собственно, вот к чему: чайка летает. Ну, представьте: в книге про историю изобретения колеса вам вначале рассказывают, скажем, об отделке салона у Mazda 6. Нет, я не говорю, что это плохо, тем более, что написано действительно интересно. Если надо как-то охарактеризовать жанр — ощущение такое, что слушаешь какие-то рассказы автора, случайно оказавшись его соседом по самолёту, в котором он летит на какую-то конференцию. Или как-то очутившись рядом с ним у экспедиционного костра. Воон из-за того камня выглядывала россомаха, «...и тут мне вспоминается берцовая кость шерстистого носорога»... Рассказ о магнитном поле Земли сопровождается ссылкой — правда, не на публикацию, а на устный рассказ американского профессора, «с которым мы коротали время у скалистого обрыва реки Алдан в Якутии». После того, как мы узнаем, как зовут жену профессора, и о том, что он не смог как следует сварить рис в полевых условиях, рассказ о магнетизме продолжается.

Вообще, местами сильно смахивает на ефремовскую «Дорогу ветров», где тоже наряду с палеонтологией — куча впечатлений частного характера, художественных описаний природы и т. д. Но «Дорога ветров» всё-таки сильно отличается цельностью — как тематической, так и сюжетной.

Да, и так же, как в предыдущей книге, автор не жертвует лёгкостью изложения ради точности. Вот пример стиля: «Скорость химических реакций тем выше, чем выше температура, а значит, и темпы обмена веществ выше, и органические молекулы, включая гены, изменяются быстрее». Лично я бы в такой ситуации предпочёл написать «органические молекулы, включая те, в которых записана генетическая информация» или что-то в этом роде, но не спорю, что это длиннее и сложнее. Так, ещё местами проскакивают «стебли осоки и других диких злаков», опять смешаны понятия «хищники» и «хищные», «самые молодые и физически активные слои древесины» почему-то находятся «между корой и лубом»...

Список научпопа

Андрей Журавлёв, "Парнокопытные киты..."



«Дорогу — фантазмам!» — так озаглавлено коротенькое введение к книге А. Ю. Журавлёва «Парнокопытные киты, четырёхкрылые динозавры, бегающие черви...». Нет, «фантазмы» в данном случае не имеют отношения к фильму Дона Коскарелли, в их роли здесь выступают удивительные, необычайные, фантастические ископаемые существа, о которых может поведать палеонтология. «И немного фантазии. Совсем чуть-чуть.» — пишет автор.

Книга именно популярная — автор старается читателя завлечь и местами даже развлечь. Шутит, травит байки, и к тому же рассказывает множество действительно интересных вещей про древних животных. Правда, вот про парнокопытных китов, четырёхкрылых динозавров и бегающих червей в книге не будет практически ничего: первым посвящено несколько строчек, вторые упоминаются только на первой странице со словами «но жили на Земле организмы гораздо интереснее», в качестве «бегающих» же червей описывается такое: «Ну как подобное толстое создание с хоботом могло передвигаться на своих несуразных культяпках с коготками на самых кончиках, растопыренных в разные стороны? Его несколько более древние североевропейские и китайские родственники, названные ксенузиями (родовое название одного из таких существ — Xenusion), тоже отличались странным сложением — их лапки были столь длинными и тонкими, что годились, разве чтобы распластаться на поверхности».

Да, шутки шутками, а через все эти названия древних червяков в первой части книги придётся продираться всерьёз: ксенузии, экдисозои, палеосколициды, опистоконты, памбделурии, ханцеллорииды, лофотрохозои, эксцентротеки, лорициферы — не вздумайте перепутать, кто из них кто, потеряете содержательную часть, останутся одни воспоминания, что всё про какие-то «фантазмы»... Дальше будет легче, хотя и не всегда понятнее: если вы внимательный читатель, старающийся вникать во все причинно-следственные связи, то будьте готовы, что некоторые вещи объясняться не будут: если что-то объяснить сложно, автор этого просто не делает. Там же, где объясняет, старается, чтобы получилось попроще, иногда явно утрирует. Осведомлённый читатель поймёт, где немного притянуто за волосы, но ведь мы, кажется, не для него стараемся? В общем, меня не покидало ощущение постоянной небрежности текста, которая стала ценой лёгкости изложения. Я регулярно зависал и думал: это вот здесь косяк автора, косяк редактора, или это я совсем идиот, и ничего не понимаю? Можно спокойно проглотить, что у изотопа 12C в ядре 12 нейтронов, и читать дальше. А кто-то так и запомнит.

Такой вот, например, пассаж довольно типичен: «Получается, что в начале всего было грибоживотное и все мы — немного грибы». Ну да, рассказывается о заднежгутиковых — «грибоживотной ветви органического мира», да у нас были общие предки с грибами… Почему мы от этого «немного грибы»?.. Но звучит эффектно, да.

Или вот: «Оказывается путь к сердцу мужчины (равно как и женщины) и, что самое важное, к мозгу лежит через желудок. Именно там находится “микробный орган” — богатое и разнообразное сообщество из 100 триллионов (1014) бактерий, архей и других микроорганизмов (при том что собственных — человеческих — клеток во всём нашем теле насчитывается на порядок меньше)...». Известную пословицу, конечно, соблазнительно использовать. Но ведь нету столько микробов у нас в желудке, микрофлора желудка вообще крайне бедная. Имеется в виду, конечно, микрофлора кишечника, но для красного словца его можно и желудком назвать, да?

А вот здесь что имелось в виду? «То, что отличает их [завропод] от прочих обитателей суши, — очень длинная шея и хвост. Эти органы создавали значительную площадь для испарения влаги, то есть для охлаждения: у жираффатитана площадь поверхности шеи достигала 21,5 квадратных метра, хвоста — 16,5, у диплодока — 10 и 19 соответственно». Испарения влаги? Какой влаги? Это ж рептилии, кожа должна быть сухая... Нет, дело не в том, что они якобы вели полуводный образ жизни, автор прямо перед этим защищает идею, что они всё же были наземными. В общем, буду рад, если кто объяснит мне, чего я тут не понял.

«По правому северному борту речки протягивается иссиня-черная узкая полоска морских известняков. Они считаются единственными в Иберийских горах протерозойскими известняками, поскольку какие-либо органические остатки в них не найдены». Чувствую себя совсем тупым. Отсутствие органических остатков указывает на то, что это известняки? Или что они протерозойские? Почему?

«Азотистые и фосфорные соединения цветковые тоже запасают в больших объемах, чем голосеменные. У последних все уходит в обедненный этими веществами лигнин (древесину), которого у них по массе примерно в два раза больше». Найдутся ведь читатели, которые запомнят, что «лигнин» и «древесина» — это одно и то же, и будут ссылаться — доктор биологических наук написал, профессор...

«Основу кишечной микробиоты у растительноядных животных составляют анаэробные бактерии, отчасти жгутиковые простейшие и грибы. Поэтому одним из конечных продуктов пищеварения у жвачных является парниковый газ — метан, у сумчатых — водород, а у людей — азот и углекислый газ». Тут я завис надолго. Гуглил. Таки азот? Кишечная микрофлора у людей? Кто, кто вырабатывает у нас молекулярный азот?

«Однако синие фотоны несут больше всего энергии, хотя и встречаются реже других (на них и охотятся наземные фотосинтетики), а красные фотоны хотя и менее энергоемки, но обильны. Поэтому многие морские водоросли поглощают красные фотоны — частицы других цветов, в том числе зелёные, до них просто не доходят». Я знаю причину, по которой до водорослей могут не доходить именно красные лучи — на глубину приникает только высокочастотный свет. Или что-то другое имеется в виду?

«Более трети из примерно 23 тысяч наших генов — общие с бактериями (ещё треть мы разделяем с эукариотами в целом, 16 процентов — с животными, 13 — с позвоночными, 6 — с приматами, 0,16 — с неандертальцем)...». Цифры — это хорошо. Читатели любят цифры. Только вот как считаются эти «общие гены»? Это все общие гены? Тогда не понятно, почему с увеличением степени родства их число уменьшается. Или «общие гены с приматами» — это гены, которые общие только с приматами, но отсутствуют у других позвоночных? То есть у нас с неандертальцем около 37 (0,16% от 23000) общих генов, которых нет у шимпанзе, что ли?.. Вообще очень подозрительная цифра 0,16% — в литературе именно она приводится как оценка для степени различия генома человека и неандертальца. Совпадение?

«В свою очередь, астрофизики изобрели причину этой периодичности: двойную звезду Солнца — со зловещим именем Немезида, которая, обращаясь по очень вытянутой эллиптической орбите, пересекает облако Оорта — триллионное скопление комет, окружающее Солнечную систему, — и своим притяжением изменяет орбиты этих небесных тел». Я не астроном, но, по-моему, двойной звездой всё-таки называется система, включающая обе звезды. Если речь идёт о двойной звезде, то не Немезида — двойная звезда, а система Солнце-Немезида — двойная звезда. Я не прав? Буду рад узнать об этом больше.

«Змеи потеснили ящериц, а плацентарные млекопитающие — сумчатых: в позднемеловую эпоху на северных континентах, а позднее — в плиоценовую эпоху (3-4 миллиона лет назад), когда образовался Панамский перешеек, и в Южной Америке (уцелели те лишь в Австралии и на ближайших к ней островах)». Вот это вот извините. В Южной Америке они таки тоже уцелели, хоть и потеснённые. Некоторые очень даже неплохо себя чувствуют, и даже распространились в Северную Америку.

«Альфа-протеобактерия стала симбионтом около 2,1 миллиарда лет назад: к этому уровню приурочены древнейшие остатки настоящих клеточных организмов, то есть эукариот». «Настоящих клеточных организмов, то есть эукариот». Чёрт, здесь же дети — то есть, ну, люди же это читать будут!

«Ныне зоологи именуют их Amoebozoa, или общественными амёбами. По-русски они называются слизевиками из-за выделяемой ими слизи». Amoebozoa — это то же самое, что «общественные амёбы», так это надо понимать? Ага-ага.

«520-360 миллионов лет назад именно бесчелюстные господствовали среди позвоночных. Девонский период оказался для них переломным: из морей их вытеснили челюстноротые — рыбы и позднее их потомки (земноводные, пресмыкающиеся, птицы и млекопитающие)». Кто, как не птицы, вытеснили бесчелюстных из полюбившихся им морей? Это, впрочем, вряд ли кто воспримет всерьёз.

«Полностью растительноядным хищником является, например, большая панда, которая питается исключительно бамбуком». Автор хотел написать «растительноядным хищным»? Это было бы правильно. Я зануда? Названия таксонов с обозначением способа питания путать нехорошо.

Ну, и так далее. Ощущение, что прежде всего издательство сэкономило на редакторах. Большая часть шероховатостей не досталась бы читателям при хорошей редакторской работе. Корректор тоже местами халтурил, хотя не сильно. Зато бумага хорошая, интересные рисунки и оформление. В общем, такие дела.

Список научпопа

Главный принцип Шерлока Холмса

Постарался собрать воедино цитаты, в которых Шерлок Холмс формулирует свой "главный принцип".


— Отбросьте все, что не могло иметь места, и останется один-единственный факт, который и есть истина.
— Действительно, все очень просто, — сказал я, помолчав. — Но случай этот, как вы сами заметили, простейший. Извините мою назойливость, но мне хотелось бы подвергнуть ваш метод более серьезному испытанию.
(«Знак четырёх»)


Размышляя над всей этой историей, я исходил из предпосылки, что истиной, какой бы невероятной она ни казалась, является то, что останется, если отбросить все невозможное. Не исключено, что это оставшееся допускает несколько объяснений. В таком случае необходимо проанализировать каждый вариант, пока не останется один, достаточно убедительный.
(«Человек с белым лицом»)


— Следует вспомнить старую аксиому: когда исключаются все возможности, кроме одной, эта последняя, сколь ни кажется она невероятной, и есть неоспоримый факт. Все другие возможности нами исключены. Когда я выяснил, что крупный международный шпион, только что выбывший из Лондона, проживал в одном из домов, выходящих прямо на линию метро, я до того обрадовался, что даже удивил вас некоторой фамильярностью поведения.
(«Чертежи Брюса-Партингтона»)


Один из основных принципов практической логики сводится к тому, — замечает автор письма, — что после исключения невозможного оставшееся, каким бы неправдоподобным оно ни казалось, должно быть истиной.
(«Исчезновение экстренного поезда»)


Мой старый принцип расследования состоит в том, чтобы исключить все явно невозможные предположения. Тогда то, что остаётся, является истиной, какой бы неправдоподобной она ни казалась.
(«Берилловая диадема»)


— Но как же тогда?
— Вы просто не хотите применить мой метод, – сказал он, качая головой. — Сколько раз я говорил вам, отбросьте всё невозможное, то, что останется, и будет ответом, каким бы невероятным он ни казался.
(«Знак четырёх»)

Список научпопа

Это каталог моих рецензий и вообще всяких высказываний по поводу прочитанных научно-популярных книг.

Айала Франсиско Х. и др., "Происхождение жизни. Наука и вера"
Брокман Джон, сост., "Во что мы верим, но не можем доказать"
Даймонд Джаред, "Ружья, микробы и сталь"
Докинз Ричард, "Слепой часовщик"
Дробышевский Станислав, "Антропогенез"
Жуков Борис, "Введение в поведение"
Журавлёв Андрей, "Парнокопытные киты, четырёхкрылые динозавры, бегающие черви..."
Журавлёв Андрей, "Летающие жирафы, мамонты-блондины, карликовые коровы..."
Зуев Виктор, "Многоликий вирус"
Казанцева Ася, "Кто бы мог подумать!"
Казанцева Ася, "В интернете кто-то неправ!"
Кандель Эрик, "В поисках памяти"
Коллинз Френсис, "Доказательство Бога"
Кэрролл Шон, "Бесконечное число самых прекрасных форм"
Леруа Арман Мари, "Мутанты"
Любарский Георгий, "Рождение науки"
Марков Александр, "Рождение сложности"
Никитин Михаил, "Происхождение жизни. От туманности до клетки"
Панчин Александр, "Сумма биотехнологии"
Ридли Мэтт, "Геном"
Саган Карл, "Мир, полный демонов"
Уэллс Спенсер, "Генетическая одиссея человека"
Циммер Карл, "Паразит – царь природы"
Циммер Карл, "Эволюция: триумф идеи"
Циммер Карл, "Планета вирусов"
Чангизи Марк, "Революция в зрении"
Чертанов Максим, "Дарвин"
Шубин Нил "Внутренняя рыба"
Шубин Нил "Вселенная внутри нас"

Нил Шубин "Внутренняя рыба"



Оказывается, я ничего не написал про эту книгу. Возможно, потому, что неинтересно писать чисто хвалебные рецензии. Эта книга — один из несомненных лидеров в моём рейтинге научно-популярной литературы. На материале, хорошо знакомом автору по его собственному опыту, Шубин знакомит читателей с мыслью, которая в общем-то является отправной точкой в современной сравнительной анатомии: "Лучшая карта человеческого тела — в телах других животных". Верно и обратное: человеческое тело может служить наглядным пособием по нашей эволюционной истории. Как в конструкции старого, многократно перестраивавшегося и приспосабливавшегося к новым нуждам здания остаётся многое, что расскажет о его прошлом, так и тело человека содержит «внутреннюю рыбу» — множество черт и особенностей, которые необъяснимы с позиции «зачем?», но объяснимы только с позиции «откуда взялось?». Эту книгу я действительно очень настоятельно рекомендую всем, кто интересуется эволюционной биологией, и кто её ещё не прочёл. Она хорошо написана, хорошо переведена (спасибо tinmonument) и рассказывает о действительно интересных и важных вещах.

Список научпопа

Станислав Дробышевский "Антропогенез"



Книжка небольшая, общий объём — 163 страницы, из них первую половину занимает обзор систематики и эволюции приматов вообще, вторую — разговор про «сугубо человеческую» (то есть с австралопитеков) линию.

Вообще штука очень нужная. Где ещё в сжатом объёме, без лишних разглагольствований, на русском языке изложены основные данные по антропогенезу с учётом всех новейших находок? Нигде. Не совсем, правда, понятно, кого автор видит в качестве читателей книги. На титульном листе красуется надпись «рекомендуется слушателям культурно-просветительского центра “АРХЭ” и читателям портала Антропогенез.ру». То есть как бы декларируется, что книга рассчитана на широкую аудиторию, без какой-либо специальной подготовки. Ой, ну я прям не знаю. Слушателей “АРХЭ” и читателей портала я должен предупредить, что их в книге встретит шрапнель латинских названий и специальных терминов. Если вдруг кто рассчитывает обнаружить под этой обложкой захватывающий триллер о том, «как обезьяна встала на ноги и взяла в руки дубину» или что-то в этом роде, то вместо этого почти все 163 страницы там будет такое: «Зубная формула не самая примитивная: 2133/3133; I3 маленький. Плацента эндотелиохориальная, лабиринтообразная, бидискоидальная, отпадающая». ... «Нижняя челюсть очень массивная; симфиз резко скошен; восходящая ветвь широкая и высокая; венечный отросток выше низкого суставного; альвеолярная дуга прямоугольная, линия резцов выпуклая, C1 находятся на углах, линии заклыковых зубов могут сходиться назад, иногда развивается M4». ... «...развитие треугольника Варда — расположенных под взаимными углами трёх преобладающих направлений трабекул верха бедренной кости; развитие шероховатой линии бедренной кости для прикрепления медиальной группы мышц бедра, сводящих ноги; выраженный кондилодиафизарный угол — наклонное положение продольной оси диафиза бедренной кости к основанию мыщелков»...

Не поможет даже базовое биологическое образование. Кто без специальной подготовки в области антропологии сходу вспомнит, что такое бирзоидная форма черепа? Или в чём тонкая разница между прямоугольными глазницами и подпрямоугольными? Или если написано «затылок умеренно преломленный» — даже если мы понимаем, о чём в принципе идёт речь, — какую степень преломленности считать умеренной, если ты не передержал в своих руках сотни черепов? «Предупреждать надо» (с).

На самом деле, этим самым — слушателям центра и читателям портала — эту книгу можно действительно считать в высшей степени рекомендованной. С единственной, но очень важной целью — помочь понять, что просмотр пары лекций на “АРХЭ” ещё не делает тебя антропологом.

В некоторых местах подход автора к систематике мне показался немного волюнтаристским. Спорить я не возьмусь, но потенциально непосвящённого читателя можно бы и предупредить, что можно по-другому.

Издано так себе. Плёночка, которой заламинирована обложка, начала отслаиваться почти сразу же. Картинка на форзаце, видимо, содержала какую-то ошибку и поверх заклеена другой. В одном месте между страницами просто засунута бумажка, на которой исправляется опечатка. А денег, между прочим, эта тоненькая книжечка в мягком переплёте стоит не так чтобы сверхбюджетно. Кстати, в выходных данных я не нашёл никакой информации о тираже.

Список научпопа

Михаил Никитин "Происхождение жизни. От туманности до клетки"



Совершенно шикарную книгу написал Михаил Никитин (_hellmaus_), все давно её обсуждают и ссылаются, и вот я тоже наконец-то её дочитал. Книга обладает рядом совершенно замечательных достоинств. Во-первых, она уникальна в своём роде: в ней написано о вещах, которые не написаны ни в какой другой популярной книге на русском языке. В школьных учебниках на тему происхождения жизни до сих пор излагаются настолько морально устаревшие вещи, что просто хочется плакать. Ничего другого, где хоть как-то более-менее подробно освещались современные научные представления по поводу этого вопроса, на русском языке просто нет. Во-вторых, книга очень информативна. Я с трудом представляю себе человека, который не извлечёт из неё для себя ничего нового — ну разве что сам автор и его коллеги, специализирующиеся в той же области. Лично я узнал для себя очень много и мне было очень интересно. Текст сопровождается ссылками на оригинальные исследования; данные, которыми располагает современная наука, представлены со всей объективностью с обязательным указанием на дискуссионность ряда важных моментов: всё как в настоящей науке, то есть без попыток создать иллюзию полного и достоверного знания.

Из достоинств книги вытекают и её недостатки: она будет по зубам далеко не всем. Даже профессиональным биологам, в своё время прогуливавшим лекции по биохимии, может быть местами сложновато. Читателям же без базового биологического образования будет сложновато почти всё время. Здесь мне не в чем упрекнуть автора, так как этот недостаток в данном формате является неустраняемым. Чтобы худо-бедно уяснить не только выводы, но и аргументацию, нужно обладать определённой базой знаний, из которой вытекает хотя бы даже сама постановка проблем. Сами вопросы, которые ставятся в контексте разговора о происхождении жизни, являются результатом определённых достижений науки (причём по большей части относительно недавних). Именно поэтому настолько неактуально всё, что написано на эту тему в большинстве школьных учебников: в них по сути излагаются теории, относящиеся ко времени, когда люди даже не знали о роли ДНК. Наука с тех пор не просто ушла вперёд, а ушла очень далеко. Те, кто имеет представление, куда она пошла, могут из этой книги узнать много интересного о том, куда она на данный момент пришла.

Так что по большому счёту это книга для расширения кругозора специалистов из смежных областей. Впрочем, я не склонен недооценивать эту функцию научно-популярной литературы, — на мой взгляд, она является чрезвычайно важной. Более того, я считаю, что таких книг должно быть больше. Что, впрочем, не отменяет того факта, что ниша «популярная книга о происхождении жизни для всех интересующихся» до сих пор не занята. Было бы очень здорово, если бы какая-нибудь условная Казанцева изложила бы всё то же самое попроще, и непременно с блэкджеком и шлюхами с историями из жизни и примерами из посторонних областей. Разумеется, условный Белков бы рвал и метал, что там всё чрезмерно упрощено и переврано, а вот по-хорошему надо читать хотя бы Никитина. Но, во-первых, книга Никитина уже есть, и во-вторых, любой, кого интересуют подробности, может к ней обратиться. (Все совпадения имён случайны).

Список научпопа